. Средневековая Музыка - Зюскинд из Тримберга

Средневековая Музыка

Приветствую ВасГость | RSS Главная | Зюскинд из Тримберга | Регистрация | Вход


Меню сайта

Опрос
Какую средневековую музыку вы любите больше всего?
Всего ответов: 1973

Поиск

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Ключевые слова

Зюскинд из Тримберга, или Зюскинд фон Тримберг (нем.: Süßkind von Trimberg; даты жизни и смерти неизвестны) – это немецкий миннезингер второй половины 13-го века, сочинитель песенных шпрухов.

Жизненный путь

Вероятно предположить, что Зюскинд был родом из замка Тримберг (нем.: Burg Trimberg), расположенного близ города Бад-Киссинген (Bad Kissingen).

Попытки документально подтвердить факт существования поэта по имени Зюскинд на германоязычном пространстве остались безрезультатными, однако место происхождения, указанное в его то ли прозвище, то ли фамилии (Тримберг – замок, расположенный к западу от современного города Бад-Киссинген), соответствует средненемецкому письменному языку его строф.

Долгое время считалось, что определить период жизни и творчества миннезингера никогда не удастся, разве что форма и стиль текстов наталкивали на мысль о том, что его творчество пришлось на период около 1250 года.

Биографических следов поэта почти не сохранилось, однако многие учёные предполагают, что поэт жил и творил при дворе епископа Вюрцбурга.

В то же время, немецкий историк и журналист Пауль Арнсберг (нем.: Paul Arnsberg), очень подробно исследовавший и документально зафиксировавший историю еврейских общин федеральной земли Гессен (Hessen), сообщает о некой «Книге памяти» («Memorbuch») из города Шлюхтерн (Schlüchtern), в которой упоминается имя Зюскинд. В таких книгах евреи хранили память о своих умерших соплеменниках. Якобы, в этой «Книге памяти» Зюскинд упоминается как частый гость Шлюхтерна. Кроме того, в ней, по утверждениям Арнсберга, также засвидетельствовано, что там же он умер уже в преклонном возрасте и был похоронен на еврейском кладбище.

Зюскинд из Тримберга на гравюре из Манесского кодексаТворческое наследие

В Большой Гейдельбергской рукописи, или Манесском кодексе (нем.: Große Heidelberger Liederhandschrift/ Codex Manesse), являющемся важнейшим памятником любовных рыцарских песен и песенных шпрухов, представлены произведения одного миннезингера, личность которого выпадает из общепринятых рамок. Дело в том, что раздел с его произведениями в этом песеннике предваряет надпись: «Зюскинт, еврей из Тримберга» (ср.-нем.: «Süezkint, jude von Trimberg»). Это – единственный документально засвидетельствованный еврейский автор среди всех средневековых поэтов, произведения которых дошли до наших дней.

Именем поэта в Манесском кодексе надписаны 12 сохранившихся песен в 6 тонах, которые имеют одинаковую структуру, но не обязательно взаимосвязаны по содержанию.

Среди них всего одна любовная рыцарская песня, ода прекрасной даме. Однако в ней отсутствует любовный плач певца по поводу решения дамы сердца отвергнуть его чувства к ней. Согласно одной из точек зрения, это объясняется тем, что в роли прекрасной дамы в этом произведении выступает супруга миннезингера.

Остальные его песни представляют собой песенные шпрухи в лучших традициях Вальтера фон дер Фогельвейде (нем.: Walther von der Vogelweide), причём в них бросается в глаза склонность Зюскинда к общепринятой нравоучительной поэзии, оторванной от конкретных персонажей и событий.

Нотный материал к произведениям Зюскинда из Тримберга, к сожалению, не сохранился.

Особенности творчества

В стихах миннезингера можно найти параллели с ветхозаветными метафорами и изречениями, а восхваление им собственной жены (песня № III, строфа 2), как и строфа о его голодных детях (песня № V, строфа 1), указывают на существование, не свойственное обычному образу жизни странствующего певца. При всём изяществе поэтического искусства и чувстве собственного достоинства Зюскинда, которое ощущается, несмотря на то, что поэт подражает Вальтеру, в его произведениях то и дело проявляются нотки горечи, вызванной жалким существованием на краю социальной пропасти.

Кульминацией этих горестных жизнеописаний является строфа 2 из песни № V, где содержится прямой намёк на еврейство певца, когда он грозится, что больше не будет петь при дворах знати, а смиренно продолжит влачить жизнь старого еврея, с бородой, в длинном плаще и глубоко надвинутой на лоб шляпе. Это – признание поэта в его собственной неудачной попытке, будучи евреем, обосноваться при дворе знатного господина.

Вопрос о том, следует ли понимать эти строки как типичную для данного жанра поэзии мотивику, выражающую желание автора, или как поэтическое выражение осознания певцом собственной неудачи, является для специалистов предметом оживлённой дискуссии, ведь поскольку поэзию Зюскинда можно рассматривать как автобиографическое представление ранней попытки сближения еврея с культурой немецкого большинства, её значимость выходит за рамки просто языкового изящества.

В его творчестве традиция нравоучительной и общественно-политической поэзии, доведённая до полного совершенства Вальтером фон дер Фогельвейде, своеобразно сочетается с мотивами из еврейской поэтической традиции.

Обращённое к знати требование Зюскинда о необходимости признания того, что и бедные тоже имеют заслуги перед обществом, направлено против высокомерия дворян. В его песнях постоянно ощущается, что для него привилегии не являются чем-то естественным, и что он принадлежит к числу тех, кто вынужден обращаться к благородным господам, взывая их к чести, милосердию, верности и великодушию. Поэт говорит о законе и запрете, которые должны быть претворены в жизнь для защиты слабых.

К вопросу о еврейском происхождении автора

Вопрос о том, был ли их автор действительно евреем по национальности, о чём трижды сказано в Манесском кодексе, или же строфы, появившиеся в рукописи в период между 1250 и 1300 годами, были позже (около 1330 года) надписаны еврейским именем из-за присутствия соответствующего национального мотива в строфе 2 из песни № V, является предметом серьёзной дискуссии.

К текстам произведений фон Тримберга в Манесском кодексе прилагается миниатюра, на которой изображён автор: он показан в своей еврейской шляпе и в роскошном одеянии, украшенном мехами, стоящим напротив христианского епископа. Сусальное золото, которым отделана шляпа Зюскинда, также использовано для украшения епископского посоха. Известный исследователь средневековья Петер Вапневски (нем.: Peter Wapnewski) интерпретировал это изображение как сцену суда: по его мнению, «здесь [на миниатюре] изображён иск гражданина-христианина (человек в центре миниатюры) против еврея по какому-то делу, верховным судьёй по которому являлся епископ (который в своей мирской функции отказался от митры)». Вапневски выявил уникальность этой сцены: «Посреди мира, антисемитские настроения которого уже в ближайшем будущем накалятся до самого убийственного погрома эпохи средневековья, художник помещает еврея в мирную обстановку общественного порядка, который в идеале определяется законом и справедливостью, и через общественное положение, самообладание и облачение наделяет его статусом равноправия».

Некоторые германисты на протяжении многих веков не могут согласиться с тем, что в Манесском кодексе фигурируют произведения еврейского поэта. Несмотря на однозначное уточнение «Зюскинт, еврей из Тримберга» и на типично еврейское имя автора, несмотря на его изображение в еврейской шляпе и на отсылки в текстах его песен к еврейским традициям и мыслительным шаблонам, гильдия германистов пыталась задним числом аризировать этот знаменитый средневековый песенник.

Судя по всему, у Зюскинда были могущественные и влиятельные друзья, ценившие его песни и обеспечившие ему возможность жить в качестве придворного певца. Кроме того, он, должно быть, пользовался признанием и уважением.

Посоветуйте друзьям






Средневековая музыка © 2017

Каталог популярных сайтов Союз образовательных сайтов Занесено в каталог Deport.ru